22.10.2020

Иван Бунин: история библиотеки в прижизненных изданиях

Проект "Осень с классиками" продолжается. Сегодня, в день рождения Ивана Алексеевича Бунина, мы хотим поделиться любопытными фактами, связанными с прижизненными изданиями писателя из фонда нашей библиотеки.

У нас хранится на удивление много изданий, вышедших при жизни автора. Много для писателя, покинувшего Россию в 1920 году и практически забытого в Советском Союзе до середины 1950-х годов. Много для "белогвардейца-эмигранта", "матерого волка контрреволюции", творчество которого насыщено "мотивами смерти, распада, обреченности", – так высказалась о Бунине "Литературная газета" 29 ноября 1933 года в заметке, посвященной присуждению ему Нобелевской премии (первой в русской литературе!). Практически все эти издания попали в фонд вскоре после того, как были напечатаны, поэтому сегодня мы можем рассматривать их не только как книжные редкости, но и как интересные экспонаты, иллюстрирующие этапы формирования фонда библиотеки.

Хронологически первая и самая многочисленная группа прижизненных изданий Бунина в фонде Добролюбовки – это дореволюционные издания его сочинений, среди которых – первое "Полное собрание сочинений" в шести томах, опубликованное петербургским издательством А.Ф. Маркса в качестве приложения к журналу "Нива" за 1915 год. А также издания петербургского товарищества "Знание", издательства братьев Сабашниковых, Товарищества типографии А.И. Мамонтова (родного брата знаменитого Саввы Мамонтова), скоропечатни Товарищества А.А. Левенсон... Бунин предстает перед читателями как прозаик, поэт, переводчик и даже как редактор (в книге "Клич: "День печати". Сборник на помощь жертвам войны". Москва, 1915).

На некоторых книгах стоит штемпель: "Архангельская публичная библиотека". Наша библиотека называлась так до 1920 года, значит, эти книги попали в фонд до бунинской эмиграции, в те времена, когда он был известным русским писателем, дважды лауреатом Пушкинской премии, самой престижной в дореволюционной России.

В 1922 году переводы поэм Байрона "Манфред" и "Каин" выходят в Госиздате в серии "Всемирная литература". Как удалось подписать в печать это издание?! Один из переводчиков – Бунин – два года как в эмиграции, один из редакторов – Гумилев – в 1921 году расстрелян… На экземпляре АОНБ им. Н.А. Добролюбова стоит штемпель: "Дом книги имени Ломоносова" (так библиотека называлась в 1925–1929 годах). То есть и принять в фонд такое во всех отношениях подозрительное издание ничто не помешало.

Впрочем, на многих наших дореволюционных изданиях бунинских текстов имеется штемпель "Северная краевая научная библиотека" (это название библиотеки в 1931–1936 годы). Бунин в это время не просто эмигрант, он уже обозначен как "матерый волк контрреволюции", однако его дореволюционные издания не только спокойно хранятся в фонде библиотеки, но и поступают вновь. В этом плане интересно издание рассказа "На край света" (Ростов-на-Дону: типография "Донская речь", 1904). Книга сама по себе сегодня является библиографической редкостью, потому что копеечные издания "Донской речи" (мягкая обложка, плохая низкосортная бумага) никем бережно не сохранялись. Низкую цену владелец издательства держал специально, для доступности, однако к подбору авторов подходил очень серьезно, среди его изданий – произведения М. Горького, Л. Андреева, А. Куприна, В. Короленко. И Бунина. Штемпель один – "Северная краевая научная библиотека". Скорее всего, это издание поступило в фонд в 1931–1936 годах. Первый лист обложки со временем пропал, и книгу обернули во фрагмент использованного табель-календаря за 1949 год. Название и имя автора подписали чернилами на обложке (причем с ошибкой!). Видишь все это – и как будто чувствуешь дыхание времени, совмещение сразу нескольких эпох.

Бунинские прижизненные издания вообще полны загадок. Например, в 1927 году в харьковской типографии "Космос" издается сборник его рассказов "Дело корнета Елагина". К этому времени доступ произведений писателей-эмигрантов на советский рынок уже почти полностью прекращен, советские критики вовсю ведут бескомпромиссную борьбу с эмигрантской литературой... А у Бунина выходят "Митина любовь" (1926), "Худая трава" (1928), "Сны Чанга" (1927–1928). "Исключение или небольшое отклонение от правила", – отмечает польский славист Бронислав Кодзис.

После 1920-х Бунин-писатель все же исчезает на несколько десятилетий из советской литературы, его больше не печатают. (Но и не уничтожают прежние издания! Что в нашей истории уже хорошо). Однако это не касается его переводов: ставший классическим бунинский перевод "Песни о Гайавате" переиздается снова и снова: в нашем фонде имеются издания 1935 и 1941 годов ("Лендетгиз", "Детиздат"). Имя переводчика – И.А. Бунин – везде указано.

Таким образом, работа с имеющимися в фонде Добролюбовки прижизненными изданиями И.А. Бунина позволяет делать интересные наблюдения, касающиеся как издательской судьбы писателя, так и истории страны, и – более узко – истории библиотеки. Ведь именно благодаря библиотечным работникам разных лет эти книги собраны, сохранены и доступны для чтения и изучения.

Контактная информация Региональный центр консервации документов и сохранения книжных памятников

 

вернуться на предыдущую страницу